Вы находитесь на сайте Ольги Арефьевой www.ark.ru.


Уважаемые посетители сайта! Не забывайте, что у материалов, находящихся на сайте, есть авторы и владельцы. Не злоупотребляйте нашим доверием и не используйте без разрешения наш контент. Если у вас есть потребность в каком-то материале, напишите администратору сайта или автору (адреса см. в разделе Контакты). Возможно, что разрешение будет дано. Возможно - нет, это зависит от многих факторов.
При использовании материалов с н а ш е г о р а з р е ш е н и я под ними обязательно должны ставиться подписи авторов и ссылка на наш сайт! Не пытайтесь оправдаться тем, что тексты были присланы вам уже без подписи. Яндекс находит сайты, на которых выложен данный текст, по ключевой длинной фразе. На них непременно указан автор.
Мы обязательно разбираемся со всеми случаями нелегитимного использования текстов. Давайте не будем ссориться! Не так уж сложно соблюдать сетевую этику, зато наши отношения будут гораздо более приятными.

Ольга Арефьева


Ольга Арефьева

Лимерики

 

Мазохист с Октябрьского поля
Наслаждался изысканной болью.
Но в трамвае амбал
Ему на ногу встал -
Заорал он весьма недовольно.

Лопоухий пацан из Литвы
Прыгал выше своей головы.
Он ушами махал
Землю пяткой пихал
Покурив перед этим, увы.

Мускулистая дева с веслом
Обзывалась на парня козлом
Он хотел возразить
Но успела сразить
Наповал его дева веслом.

Раз изысканный фрик с Театральной
Увлечён был задачей астральной.
Повстречавшись с ментом
Разобрался и в том,
Что такое быть битым ментально.

Чёрно-белая девушка с фото
Улыбалась пятнадцатой роте,
Затаённо молчала,
Головой не качала,
И кончала от этого рота.

Математик с платформы Дегунино
Был поклонником Славы Полунина.
Логарифмы решая,
Прославлял Асисяя
И плясал на платформе Дегунино.

Секс-дистрофик по имени Петенька
Был поклонником лёгкого петтинга.
А от секса тяжёлого
Убегал сломя голову,
Оттого совершенно бездетен он.

Упоительный парень с Филей
Говорил только слово "налей!"
А когда выпивали,
Слышал шёпот нагваля,
Излагающий вести с полей.

Лесбиянки на площади Красной
Передавались объятиям страстным,
А придя к Мавзолею,
Стали чуть посмелее
И запели о страсти напрасной.

Аксакал из предгорий Кавказа
Не бывал в интернете ни разу:
На часок заглянул -
Удивил весь аул:
Подцепил с порносайта заразу!

Тонкокожий игрок на гобое
Одевался всегда в голубое,
На вопрос "вы не пидор?"
Отвернулся с обидой
И пошёл, поманив за собою.

Виртуоз-самоучка из Лысково
Всех достал полонезом Огинского,
Он играл на бутылках,
Батареях и вилках,
Но никто не ценил его в Лысково.

Густошёрстный мужчина в Тбилиси
Всё стремился в небесные выси,
Но в училище лётном
Был не взят на пилота:
Обезьян мы не учим в Тбилиси!

Длинношеяя девушка в Выхино
С очень долгим и вдохом и выдохом
Затянувшись дымком
Поперхнулась комком:
Заблудился он в девушке с Выхина.

Аскетичный йог в Гималаях,
Не на шутку себя изгибая,
Через множество лет
Себе сделал минет,
Изогнувшийся йог в Гималаях.

Невменяемый дядька из Киева
Обонял, чем пропахли носки его.
Он гулял в огороде,
Бузину кушал вроде
И насвистывал песни фальшиево.

Эзотерик в припадке веселья
Начитался Пауло Коэльо.
Под коньяк и под пиво
Были книжки красивы,
Но потом затошнило с похмелья.

Невезучий дедан с Божедомки
Выражался и кратко и ёмко.
Говорил - "вам хана!",
Но "иди-ка ты на..." -
Отвечал ему кто-то в потёмках.

Раз корова в деревне Фролово
Позабыла волшебное слово.
Это слово на "ха"
В языке пастуха
Составляло основу основы.

Непристойный дедуля Аляски
По углам был с девицами ласков,
Но красотка-громила
Его так ухватила,
Что с дедулей случилось фиаско.

Неумытая нищенка с паперти
Вытиралась то шторой, то скатертью,
В кабаке "Метрополь"
Выпив весь алкоголь
После трудной работы на паперти.

Один старичок укоризненный
На всех был обижен пожизненно -
Считал пессимист,
Что мир неказист -
В нём всё бездуховно и низменно.

Непривязанный Йог из Непала
Лёгок был, только что не летал он,
Но поднявшимся ветром
На сто два километра
Унесло его прочь от Непала.

Самобытный художник в Душилово
Взялся спьяну копировать Шилова,
Рисовал самородок
Лишь козлов и уродок
И побило его всё Душилово.

Беспардонный дедуля из Кении
Не считался с общественным мнением,
Он, оставив дела
Шёл, в чём мать родила,
Говоря - у меня день рождения!

Растаману из города Кениг
Подарили немножечко денег,
Он недолго скучал,
Сразу всё проторчал -
Славный парень из города Кениг.

Лесбиянка со станции Тушино
Очень хилой была и тщедушной,
Но найдя мужика,
Располнела слегка,
Став как пончик, девчонка из Тушино.

Гордый бас-гитарист с Маяковки
На гитаре играл очень ловко -
То смычком, то крючком,
То пилой, то иглой
Струны дёргал басист с Маяковки.

Очень нежная дева из Питера
Танцевала канкан офигительно -
Накурившись травы,
Ноги до головы
Задирала та дева из Питера.

Как-то вечером панк из Кузьминок
Потерял свой любимый ботинок,
И печалясь о нём,
Он кидался говном
В мирных граждан московских Кузьминок.

Сумасбродная дева в Нагатино
С саксофоном была невнимательна,
Выходя из метро,
Прихватила ведро,
Саксофон свой оставив в Нагатино.

Раз тусовщиков с Парка Культуры
Пробрало на стремак по укуру,
И под каждым кустом
Им мерещился стрём,
В том ужаснейшем Парке Культуры.

Ненавязчивый парень с Арбата
Волосатым был и бородатым,
Но завидев урлу,
Он косил под герлу,
Тот находчивый хиппи с Арбата.

Раз хиппушка с Речного вокзала
На тусовке всем что-то сказала,
Но была так пьяна,
Что та речь неясна
Была даже хиппушке с вокзала.

Длинноногая дева Марина
Так наивна была и невинна,
Что, бывая под газом,
Всем давала по глазу,
Кто заигрывал с девой Мариной.

Брал индеец из племени Яки
На блошинке доху из собаки,
И впридачу приватно
Получил он бесплатно
И мустангов для племени Яки.

Раз красотка по имени Света
Одному объясняла поэту,
Что теряет рассудок
На голодный желудок,
Не при чём тут таланты поэта.

Бедный мальчик из города Тарту
Всем показывал пальцем на карту
И аскал на билет,
Сигарет и котлет,
Xоть и не был он вовсе из Тарту.

Металлисту Фоме из Перово
Как-то было с похмелья херово,
Он просил - поиграй,
Вася, "Ласковый Май",
Чтоб стошнило Фому из Перово!

Алкоголик с проспекта Вернадского
Бросил пить, чтоб по пьяни не драться,
Но напившись кефиру,
Он разнёс всю квартиру
И уехал с проспекта Вернадского.

Тромбонист беззаветной игрой
Заработал себе геморрой -
Как подует в тромбон,
Издает жуткий стон -
Так мешает играть геморрой.

Начинающий блюзмен с Лубянки
Свои блюзы играл лишь по пьянке,
А когда он был трезвым,
То играл Марсельезу,
Тот загадочный блюзмен с Лубянки.

Простодушный хард-рокер из Битцы
Раз решил в воскресенье напиться -
Лишь по пьяни он мог
Поиграть свой хард-рок,
Этот бедный хард-рокер из Битцы.

Скромный парень с Охотного ряда
На лицо был похожим на гада,
И по этой причине
По башке получил он,
Бедный парень с Охотного ряда.

Удивительный дядя из Кратово
Тараканов ел утром в полпятого,
Ну а ближе к рассвету
Закурил сигарету
И гулять пошел голым по Кратово.

Молодая герлица на вписке
Раз варила в кастрюле сосиски,
Но заснула на стуле
И к утру лишь кастрюлю
Ей вернули хиппы с этой вписки.

Грубиянка из Новогиреево
Говорила с одними деревьями -
Покрывала их матом
Очень громко и внятно,
Чтоб слыхало всё Новогиреево.

Цилиндрический дядя с Марксистской
В довершенье ещё был и низким.
И казался прохожим
Он на урну похожим,
Хоть трудился для тайного сыска.

Волосатый хиппарь из Манхеттена
Размечтался побриться в скинхэды, но
Его патлы немытые
Ни машинкой ни бритвою
Не срезались на радость Манхэттену.

Всех партнёров картёжник из Истры
Отвлекал болтовнёю цветистой,
Но был пойман с поличным
С анекдотом приличным,
Так как на руку всё ж был нечистым.

Эротичная тётя из Люберец
Всё мечтала, что кто-нибудь влюбится,
Это было непросто,
Так как лет девяносто
Ей навскидку давали все Люберцы.

Разлохмаченный мальчик в Завидово
Присмотрел себе девку на выданье,
Та сказала обиженно -
"Что за пентюх нестриженный!
Я за бритого выйду в Завидово!"

Разбитной старикашка с Текстильщиков
Подрядился работать носильщиком,
Только вместо работы
Арагонскую хоту
Он плясал, себе лысину выщипав.

Уморительный дядя из Калгари
Одевался в чулки и бюстгалтеры,
Но такую симпатию
К чисто женскому платию
Объяснял он туманно и матерно.

Беззастенчивый врун с Третьяковской
Изводяся желанием плотским,
Делал вид, что наган
Оттопырил карман
Брюк большого вруна с Третьяковской.

Близорукая бабушка в Бутово
Своих внуков с соседскими путала,
Потерявши очки,
Раздавала тычки
Всем, кто младше двенадцати в Бутово.

Виртуальная мисс в Интернете
Паутиной раскинув тенеты,
Вызывала желание
С ней назначить свидание,
Разводя мужиков на монеты.

Хилотелая бабушка в Анино
Проводила все дни на диване, но
В дни трансляций футбола,
Так скакала по полу,
Что дрожало всё здание в Анино.

Волоокая дева в Приволке
Обижалась на прозвище "тёлка"
Но солидное вымя
На подобное имя
Провоцировало всю Приволку.

Агрессивный поэт в Переделкино
Всех довёл нападеньями мелкими,
Но одна поэтесса раз
Усмирила агрессора,
Став супругой его в Переделкино.

Идеальная леди в Мытищах
Усмотрела на лбу своём прыщик
И ходила в вуали,
Но по этой детали
Все узнали ту леди в Мытищах.

Пожилой алкоголик с Саратова
Был поклонником Киры Муратовой,
Под эфирами винными
Он Ренату Литвинову
Созерцал каждый вечер в Саратове.

Раз корова в деревне Фролово
Позабыла волшебное слово -
Помня только начало,
Она "му-у!" закричала,
Но что дальше - не вспомнила снова.

Эзотерик с Филёвского парка
Бросил есть, чтобы больше не какать,
Но наевшись кефиру,
Всю обкакал квартиру
И уехал с Филёвского парка.

У поклонника Ошо-Раджниша
От успехов поехала крыша.
В медитации бега
Он убил своё эго,
Но хотел ещё круче и выше.

Коллаж У.Сольми на основе фото В.Мельникова